Ярославская Духовная Семинария

Вы — соль земли… Вы свет мира… (Матф.5:13-14)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский (опыт экскурсии)

Опубликовано Фев 4, 2018 в © Иерей Александр Парфенов, История Ярославской епархии | Нет комментариев

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский (опыт экскурсии)

Среди целого ряда святых, прославленных в Ростове Великом, святитель Димитрий является самым поздним, и значит он ближе всего к нам, по времени своего подвига. Ученые называют его великим деятелем культуры и просвещения, последним общеславянским писателем.

На иконах XVIII-XIX века святитель Димитрий выглядит стройно, молодцевато, в согласии с эстетикой того времени, больше ценившей внешнюю красоту. В жизни он выглядел немного иначе — сухой, сутуловатый, с крючковатым украинским носом, на котором размещались очки с толстыми стёклами из-за испорченного ночной работой зрения, — настоящий книжный червь. Об этом мы знаем из прижизненных портретов и описаний.

Отец святителя Димитрия Савва Туптало был богатым киевлянином, жившим на Подоле в кирпичном двухэтажном доме. Семья была набожной — когда одна из старших сестёр святителя Димитрия захотела принять монашество, отец выстроил для неё под Киевом целый монастырь. Сам он был ктитором, то есть попечителем, Кириллова монастыря, одного из древних в Киеве. Святитель Димитрий в своих писаниях с тёплым чувством отзывается о своей матери — Марии, молитвами и благочестию которой он многим обязан.

Савва Туптало прожил целых 103 года, половину из них провёл в боях и походах против поляков и турок, он по праву может считаться сподвижником Богдана Хмельницкого. В 19 лет Даниил, так звали святителя в миру, избрал монашеский путь и поступил в Киево-Братский училищный монастырь[1]. С высоты многих лет святитель Димитрий заслуженно слывёт деятелем просвещения и учёным мужем, однако, как утверждают историки, долго учиться ему не пришлось — весь Киев был дотла сожжен поляками. Православная Киево-могилянская коллегия была разорена.

В дальнейшем святитель Димитрий несёт послушание при Черниговской кафедре, становясь со временем знаменитым проповедником и писателем. Его пытались сделать воспитателем казачества, назначая, например, в Батурин, гетманскую столицу Украины, но со временем он сбегал оттуда в тихие обители, где много времени уделял книгам и рукописям. Увидев его литературное дарование, киевский митрополит даёт святителю Димитрию новое и ответственное послушание — написать книгу жизнеописаний святых.

Большая часть жизни святителя Димитрия проходила в Западной Руси, он служил в Вильнюсе, подвизался в одном из монастырей на территории современной Белоруссии, был знаменитым проповедником на берегах Днепра. Около 1700 года Пётр Первый затеял дело, важность которого несомненна даже и в наши дни, — Китайскую Духовную миссию. Однако, не доверяя русскому духовенству, он послал запрос на Украину, «на иноков благаго и ученого жития». Архимандрит Димитрий Саввич приехал в Москву и был рукоположен в митрополиты Тобольские и Сибирские. Был уже 1700 год, патриаршества не было, и святитель Димитрий уговорил Петра не посылать его так далеко. Вероятно, чувствовал, что новая кафедра будет ему не по силам и здоровью.

В марте 1702 года он приезжает в Ростов на освободившуюся кафедру. Самым первым храмом на его пути был Зачатьевский собор[2] Яковлевского монастыря. Кстати сказать, он и сейчас в таком же виде, каким был при святителе Димитрии. Увидев благолепный храм, он неожиданно сказал: «Здесь покой мой, здесь вселюсь в век века! (Пс. 131, 14)» Действительно, святитель служил на ростовской кафедре не так уж долго, через семь с половиной лет, в ноябре 1709 года, он был похоронен в Зачатьевском соборе согласно своему завещанию.

Обитал святитель Димитрий в Ростовском кремле[3], среди его стен и башен, палат и церквей. Строить он ничего не стал, всё уже было построено до него, да и не на что было строить, шла Северная война. Впрочем, святитель проявил себя, он устроил в Ростовском кремле грамматическую школу, набрал из подотчётного ему духовенства триста поповичей, набрал учителей, преподавал и сам. В первом гласе ученики изучали грамматику, во втором — философию и в третьем — богословие. Святитель Димитрий заставлял своих студентов учить канты — короткие духовные песнопения, а иногда в Ростовском кремле устраивались большие постановки, драматические произведения, которые писались самим святителем, например, «Рождественская» или «Успенская драма», «Прение живота со смертью». Это было неожиданно и ново, в целом Ростовское училище было первым опытом регулярного образования в России за пределами Москвы.

В Ростове святитель закончил свой основной труд, «Жизнеописания святых», иначе известный у нас под именем «Четьи-Минеи митрополита Димитрия». Это самое авторитетное собрание житий в Русской церкви. Затем он принялся за другое творение, закончить которое, к сожалению, не успел. Он назвал новую книгу «Летопись», это была попытка создать нравоучительную историю всего человечества от начала мира. Он написал также книгу по заданию правительства — «Розыск о брынской вере», о старообрядчестве. Сам он этого явления не разделял и не понимал. Сохранился житийный рассказ:

«Однажды в Ярославле к святителю подошли два молодых человека под благословение. Они упали в ноги святителю и сказали:

— Благослови нас, владыко, на смерть!

— В чём дело!? — испугался святитель.

— Понимаете, владыко, по царскому указу мы должны лишиться Божьего образа, — ответили они, поглаживая себя по бородам, — а мы не хотим!

— Ах, вот в чём дело! Скажите мне, если бороду сбрить, она отрастёт?

— Конечно, владыко святый!

— Ну, а если голову отрубить, она тоже отрастёт!?

— Нет, уже не отрастёт!

— Так вот что, — заключил святитель, — сбрейте пока лучше бороды, они отрастут, а то головы ведь уже не вернутся!

Из монашеских обетов святитель Димитрий более всего старался соблюсти обет нестяжания. Все деньги, как хозяин богатого Ростовского кремля, он тратил на образование и на книги. «Когда я умру, — писал святитель в своём завещании, — сребра и злата не ищите у меня, не стяжах иных сокровищ, опричь книг святых». Правда, этих книг после смерти нашли у него триста пятьдесят томов. Завещание святителя было странным: «Денег на погребение не останется, и если не захотите хоронить меня безмездно, то бросьте мое тело в убогие дома[4]. Если же нет, то положите в том месте, которое я указал». Это был юго-западный угол Зачатьевского собора, место, обратившее его внимание при первом приезде в Ростов. Таким образом, святитель был погребён не в кафедральном Успенском соборе, где почивали все его предшественники, а в Яковлевской обители, на самом краю города. Здесь спустя сорок лет произошли события, важные для монастыря, для Ростова и в целом для всей России.

Гробница святителя Димитрия не была забыта. Все вновь прибывшие архиереи служили панихиду на гробе преосвященного Димитрия перед тем как взойти на ростовскую кафедру. Не все они закончили хорошо. Епископ Досифей (Глебов) происходил из дворовых людей бояр Лопухиных. Он был казнён на Красной площади в 1718 году за сочувствие царевичу Алексею. Другой из архиереев, архиепископ Георгий (Дашков) был дворянского рода, любил красивые выезды и лошадей. В правление Петра Второго и временщиков Долгоруких он вёл дела к восстановлению патриаршества. Однако при императрице Анне Иоанновне был сослан в Сибирь, где и погиб. В 1762 году на Страстной седмице был схвачен и отправлен в Москву на суд митрополит Ростовский Арсений (Мацеевич), также погибший в ссылке и впоследствии канонизированный. Таков был восемнадцатый век, и мы видим, что высокое придворное положение ростовских архиереев было для них очень опасно.

Ростовская почва очень влажная, грунтовые воды близки, деревянный склеп святителя сгнил, и рядом с почитаемой гробницей «в полу образовались неровности». Решено было провести ремонт, и рабочие, разбиравшие склеп, то ли нарочно, то ли случайно заглянули в него. Они увидели, что останки святителя Димитрия остались целы, словно похороны были недавно. Удивительно не это, а то, что рапорт о необычайном событии, отправленный в Петербург, остался без движения, был положен под сукно. Таков был восемнадцатый век, только что было «прорублено окно в Европу», всё народное, всё религиозное находилось под подозрением. Иначе отнеслись к этому русские люди. Если мощи нетленны, то это святой человек, а если святой, то может помочь. Люди передавали рассказ о нетленных мощах из уст в уста, и панихиды у гроба святителя стали служиться всё чаще и чаще. Спустя некоторое время завели тетрадь, где фиксировали все исцеления, происходившие по молитвенному предстательству святителя.

Как это часто бывает, разговоры о происходящих в Ростове невероятных событиях дошли до самого верха, до ушей императрицы Елизаветы Петровны. Она даже обиделась: «Как это так, такой святой, а никто ничего не делает!?» В Ростов была послана комиссия духовных лиц, они исследовали тетрадь и сами мощи святителя. По итогам их работы 1 апреля (а это был день Пасхи) 1757 года состоялось прославление «Нового чудотворца», святителя Димитрия, митрополита Ростовского. Нам трудно оценить это сейчас, а ведь это была единственная канонизация за весь восемнадцатый век!

Мы видели, как простые люди, не дожидаясь её, приходили к святителю, и, более того, получали просимое; то теперь в Ростов стали приезжать представители высшего света, все Романовы, начиная от Екатерины Второй. Граф Николай Петрович Шереметев[5] выстроил великолепный храм, в котором сейчас покоятся мощи святителя. Вся страна узнала о маленьком Ростове и приезжала сюда, кто-то отдать дань уважения, кто-то со своей личной просьбой. Яковлевский монастырь стал ставропигиальным, его расходы оплачивались первой строкой из бюджета. Именно тогда были выстроены стены и ворота обители, колокольня и кельи. В монастыре обрели заказы ростовские финифтянщики, и так этот промысел получил развитие, как и весь город.

Канонизация святителя Димитрия имела большое значение для духовной жизни Российской империи. Уже целое столетие шли реформы. В середине семнадцатого века неудачная реформа богослужения при царе Алексее Михайловиче и патриархе Никоне привела к старообрядческому расколу. Старообрядцы заявляли: «С этими новыми обрядами всё кончено. Благодать ушла на небо!» Не все русские люди пошли за старообрядцами, но их проповедь смущала, вдруг, на самом деле всё не так? С петровскими реформами на Русь приехало много немцев-протестантов. Они открыто говорили: «Что это за вера такая, ничего этого в Библии нет!» Это давило на совесть. Однако когда все заговорили: «Свят, Димитрий, свят!» — камень с души упал, все убедились, что даже в этих, новых, условиях с русской церковью всё в порядке, Дух Святой продолжает в ней действовать, раз появляются в ней такие святые, как новый чудотворец, святитель Димитрий, митрополит Ростовский.

Тогда же, сразу после причисления к лику святых, кто-то предложил назвать в честь нового чудотворца одну из важных крепостей. В устье Дона была Темерницкая таможня, которую следовало надёжно защитить от турок. Была насыпана огромная земляная крепость с маленькой церковкой при ней, посвящённая святителю Димитрию. Сама крепость стала называться «Крепость святого Димитрия». Место было бойкое, граница от него отодвинулась, а название не прижилось. Со временем его стали называть «станица Ростовская». В наши дни это город с миллионным населением — Ростов-на-Дону, но первоначально он был назван в честь святителя Димитрия, митрополита Ростовского.

В 1929 году Яковлевский монастырь был закрыт окончательно. Мощи святителя были переданы в музей, там поставлены в шкаф и опечатаны. В 1990 году, при возрождении монастыря, торжественно, крестным ходом через весь город они были возвращены в обитель. В настоящее время они почивают под мраморной сенью в раке, украшенной ростовской финифтью, вместе с келейной иконой святителя — Ватопедской иконой Божией Матери. Место упокоения святителя Димитрия в Спасо-Яковлевском Димитриевом монастыре — это величайшая святыня древнего града Ростова Великого, Святой Руси и всего православного мира.

[1] Родился святитель Димитрий 11 декабря 1652 года в местчеке Макаров. Сейчас это посёлок городского типа Киевской области.

[2] Зачатьевский собор сознательно называется здесь своим современным именем для простоты понимания. В эпоху святителя он был посвящен во имя Пресвятой Троицы.

[3] Ростовский кремль — это также современное название. Тогда, при святителе, он назывался Ростовский архиерейский дом.

[4] Убогие дома — кладбище для бедных. Простая яма, которую засыпали раз в год.

[5] Дед Н.П. Шереметева Борис Петрович был лично знаком со святителем. Н.П. Шереметев, посвятивший свою жизнь развитию театра в России, вряд ли был равнодушен к сценическим опытам святителя в Ростове. Своего сына от брака с Прасковьей Жемчуговой он назовёт Димитрием в честь святого.

Оставить комментарий