Ярославская Духовная Семинария

Вы — соль земли… Вы свет мира… (Матф.5:13-14)

«Мариологическая» концепция папы Пия IX

Опубликовано Янв 28, 2018 в Публикации НИР | Нет комментариев

иером. Сергий (Барабанов). Кандидат богословия.

К 160-тию догмата о непорочном зачатии Девы Марии

   Статья посвящена известному мариологическому догмату Римско-Католической Церкви, который стал не только начальным этапом противоречивых реформ папы Пия IX, но и переходным моментом к догматизации привычного для католицизма учения о примате Римских Первосвя­щенников в вопросах веры и морали. В дополнение к уже имеющимся в отечественном богословии изысканиям по этому вопросу в статье говорится о мало затрагиваемой ранее теме — личном участии Пия IX в этом процессе и о редком для православной традиции взгляде на Лурдские явления Девы Марии, расцениваемые Ватиканом как доказательство этого догматического новшества.

    Как известно, 2014 год был  отмечен рядом значительных юбилейных дат Он является памятным и по причине иного свойства — в связи со 160-летием догмата о непо­рочном зачатии Девы Марии, который был провозгла­шен Римским папой Пием IX 8 декабря 1854 года. Какая реальность стоит за этой догматической «истиной» и как должны относиться к этой доктрине мы, православные христиане третьего тысячелетия? На эти вопросы необ­ходимо дать соответствующие ответы.

    В отличие от христологических догматов, являющихся положительной реальностью в жизни разделенных христи­ан, и той областью богословия, где христианские Восток и Запад едины, католическое учение о Деве Марии претерпело серьезные изменения, пройдя длинным путем богословских диспутов, победой в которых стал отнюдь не здравый смысл, имеющий основание в Священном Писании, а личные предпочтения и вмешательство пап, из числа коих Пий IX оказался наиболее активным.

     Необходимо отметить сразу, что наибольшую активность при подготовке этой догмы он проявил во время своего вынужденного пребывания в Гаэте после бесславного бегства из мятежного Рима в ноябре 1848 года. Обращаясь к теме непорочного зачатия, Пий IX надеялся посредством такого «прославления» Преблагословенной Девы обрести прежнее величие власти. В этой связи он опубликовывает энциклику Ubi primum, где открывает епископату свое «набожное желание» объявить о том, что Дева Мария «была зачата без пятна первородного греха» [1].

    Здесь стоит особенно остановиться на личном вкла­де этого папы в процесс догматизации, изучением чего отечественная богословская наука специально не занима­лась, между тем этот момент истории весьма показателен.

    Началось все с того, что еще в пятилетнем возрас­те будущий понтифик, отпрыск древнего графского рода Мастаи-Ферретти, едва не утонул. Спасение от потопления его родители приписали заступничеству Девы Марии, но из-за падения в реку у юного Джованни (так звали Пия IX в детстве) начались припадки эпилепсии. Однако, после посещения богородичного санктуария «Святого дома» в Лорето, они заметно ослабели. Поэтому, став папой Римским, Пий IX считал своим долгом особо отметить значение Богородицы для человеческого рода. Толчком для этого послужили и весьма таинственные, признанные лишь Римско-Католической Церковью, явления Богоматери в Ла Салетт (Савойя, 1846 г.), случившиеся в самом начале его понтификата. Будучи уверенным в том, что и его стремительная церковная карьера стала следствием особого покровительства Божией Матери, Пий IX все больше укреплялся в мысли о провозглашении нового мариологического догмата.

     О реальной же стороне его пути к верховной вла­сти в Римско-Католической Церкви нам говорит вни­мательный анализ его биографии. Будучи крещеным своим дядей, впоследствии епископом города Пезаро, Пий IX получил в его лице надежного покровителя, много содействовавшего головокружительной карьере своего племянника [2]. Папа Пий VII, родственник семьи Мастаи-Ферретти, также покровительствовал молодому графу, разрешив его хиротонию в священный сан во­преки припадкам опасной болезни. Сменивший Пия VII папа Лев XII, при котором 33-летний священник Мастаи- Ферретти стал каноником престижной Римской Церкви Санта-Мария ин виа Лата, в свою бытность кардиналом был назначен епископом Сенигаллии (родины Пия IX), и хотя период его управления этой епархией был совсем незначительным, он был очень дружен с семейством Мастаи-Ферретти, одной из самых известных фамилий в городе. Стоит отметить и то, что рукоположение в сан епископа по указанию Льва XII над будущим Пием IX совершил кардинал Кастильоне — в дальнейшем папа Пий VIII [3].

    Все это в совокупности сформировало в сознании Пия IX особое мистическое ощущение своего исключительного избранничества, которое к тому же подо­гревалось иезуитским окружением. В качестве примера можно привести слова папы-реформатора, восторженно приводимые апологетом католицизма Л.П. Карсавиным, которые наиболее ярко характеризуют личность Пия IX, — «Я и есть Предание» [4]. Поэтому неудивительно, что католическим епископам было предложено лишь выра­зить свое мнение по отношению к готовящемуся догмату, а не оспаривать и тем более не осуждать его.

   Фактически сам тон опубликованной Пием IX энциклики Ubi primum, ярко свидетельствовавший о намерени­ях этого папы, заранее предопределил результаты отве­тов, полученных в Риме: из 603-х католических иерархов 546 епископов высказались положительно, несогласные же ограничились лишь общими неопределенными фразами, т.к. противоречить официальной позиции Понтифика было бы небезопасно. Протестующее меньшинство не было услышано совершенно.

    Опубликовывая эту энциклику, папа одновременно привлек к себе взоры миллионов католиков и, еще будучи в Гаэте в качестве изгнанника, сумел отчасти вернуть себе престиж главы Римско-Католической Церкви, утерянный им во время антипапских выступлений, так как Пий IX имел и вполне земные намерения, заключавшиеся в том, «…чтобы занять умы христианские этою новостию и выставить пред ними свою набожность и стремление к чему-то особенному» [5].

Отмечая определенное давление понтифика на несогласных, преподобный Иустин (Попович) писал, что когда Пий IX стал папой, даже доминиканцы, извечные противники этой теории, были вынуждены принять уче­ние о непорочном зачатии, а некоторые из них, отступив от позиции томизма, даже высказывались за то, чтобы это учение догматизировать [6].

    По данному поводу писал и историк Церкви А.С. Мерз­люкин: «Пий IX и его кардиналы, преимущественно из ордена иезуитов, тщательно устраняли всякое сопротивление. Для возведения в догматическое верование существовавшее учение о непорочном зачатии, Римский папа никакого собора, ни вселенского, ни поместного, не созывал [7]. Таким образом, приобретая все больше сторонников, под­держивающих догматизацию «отвлеченных рассуждений», Пию IX «осталось лишь окончательно провозгласить.., что непорочное зачатие Пресвятой Девы есть догмат Римской Церкви» [8].

     Уделяя догматизации упомянутого учения огромное внимание, папа вникал во все тонкости процесса, в том числе лично разработал порядок совершения торжественной понтификальной мессы в день его провозглашения. Весьма показательно и то, что сам текст нашумевшей буллы Ineffabilis Deus, провозгласившей новый догмат, с художественно выведенным инициалом и изящной заставкой, написанный четким каллиграфическим почерком, является полностью плодом деятельности собственноручно его написавшего Пия IX [9].

    Используя теорию Дунса Скота о «предискуплении» в качестве «богооткровенной истины», данным догматом Пий IX объявил и о личной безгрешности Девы Марии, заранее дарованной Ей еще не родившимся и не страдавшим Христом.

    Как по этому поводу справедливо замечает современный сербский богослов епископ Афанасий (Евтич), это положение, следуя «только средневековому пиетизму Запада», через отрицание первородного и личного греха у Богородицы фактически «отвергло и Ее телесную смерть», являющуюся, как известно, неизбежным следствием греха [10].

     Понимая, что данное учение основано лишь на папском магистериуме и не имеет никакого основания в Священном Писании и Предании, а также осуждается выдающимися католическими богословами средневековья, Пий IX, желая предотвратить возможную критику догмы, заведомо включил в текст буллы грозное предупреждение тем, «у кого хватило бы самомнения иметь чувство, противоположное тому, что Мы только что определили» [11]. Этим Пий IX ясно дал понять, что любая критика провозглашенного им догмата будет расцениваться как каноническое преступление со всеми вытекающими из этого последствиями, вплоть до экскоммуникации, т.е. вплоть до отлучения от Церкви. Этим хитрым ходом папа заранее пресек любые попытки открытой богословской критики данного учения в среде передовых католических богословов, прекрасно понимавших всю несостоятельность доктрины. Наоборот с принятием нового догмата перед католическим богословием была поставлена нелегкая задача обосновать его любым путем. За неимением серьезной богословской базы западные теологи искали основание этому противоречивому догмату в таких отвлеченных понятиях, как высокое почитание Божией Матери в христианской Церкви среди святых и в их благоговении к Деве Марии, одновременно умалчивая о противоречивых вы­сказываниях этих же святых в адрес непорочного зачатия.

     На фоне этих сомнительных усилий никакие угро­зы и предупреждения Пия IX  не смогли предотвратить критики догмата в православной среде, особенно после опубликования текста новой доктрины во Львове на русском языке (1855). В контексте этих событий становится понятным, с какой радостью в Риме были восприняты известия о знаменитых Лурдских событиях 1858 года (1).

     Можно предположить, почему подавляющее большинство отечественных авторов, принадлежавших к духовному сословию, умалчивали о столь интересном моменте истории, связанном с темой непорочного зачатия. Первая причина заключается в том, что череда военных экспансий, многочисленные унии, прозелитизм на исконно право­славных территориях Руси исторически сформировали у подавляющего большинства россиян врожденную не­приязнь ко всему, что так или иначе имеет отношение к западной католической традиции и папству. Подобные тенденции восприятия католицизма присущи большому числу представителей современного православного духовенства, монашествующих и мирян. В большей мере, как об этом пишет В.Н. Лосский, это бывает обусловлено «весьма понятным чувством ревности к Истине» [12], но подчас православные считают своим долгом осуждать a priori любые положения западной традиции как в вероучении, так и во внешней обрядности только лишь потому, что это связано с враждебным латинством.

    Другая причина объясняется и тем, что высшее руководство Римско-Католической Церкви, вначале весьма скептически относившееся к видениям юной жительницы Лурда, впоследствии стало воспринимать эти явления как подтверждение правоты «деяний» Пия IX, расценивая слова Богородицы: «Я есть непорочное зачатие», — сказанные больной девочке, в качестве сверхъе­стественного свидетельства Самой Девы Марии в пользу папы-реформатора, остро нуждавшегося в совершенно отсутствующем богословском фундаменте для недавно провозглашенной доктрины.

     Два православных автора: В.Н. Лосский и А.С. Мерзлюкин, желая лишить папистов единственного «аргумента» в пользу нового догмата, выступили в защиту этих явлений. То, что слова Девы Марии «Я есть непорочное зачатие», услышанные Бернадетт Субиру, были произнесены Богородицей в праздник Благовещения (25 марта), это дало возможность отнести их не к лицу Божией Матери, как это сделали католики, а к Ее Божественному Сыну, непорочное зачатие Которого, являющееся «величайшей славой Пренепорочной Девы», отмечается в этот день [13].

    Дополняя Лосского, Мерзлюкин также приводит диа­лог юной простушки с местным настоятелем — аббатом Луисом Пейрамалем, утверждавшим, что Богородица должна была бы сказать иначе: «Я есть плод непорочного зачатия». Однако подлинные слова Девы Марии, противоречащие учению о непорочном зачатии, к тому же произнесенные на «варварском» окситанском наречии, которое считалось языком простонародья, по мнению Мерзлюкина, первоначально способствовали холодному отношению руководства Римско-Католической Церкви к лурдским явлениям, признанным лишь тогда, когда в них «поверила уже вся Франция с Наполеоном III во глав» и «когда стали происходить чудеса от воды, открытой Бернадетт по слову Богородицы». Только тогда, как пишет этот автор, «Римская Церковь соизволила все это дело взять в свои руки, а Бернадетту отправить в монастырь» [14].

    Последние публикации Ватиканских архивов, изданные Папским Престолом в 2009 году, могут свидетельствовать в пользу рассуждений этих авторов. Так, епископ города Невера Франсуа де Ладу (Ladoue) попросил Бернадетт, ставшую к тому времени уже монахиней Марией Бернардой, написать Пию IX письмо. Известно, что это письмо, далекое от полемики, вызванной ее историей, претерпело, чтобы обрести нужное для определенного круга людей содержание, целых четыре корректировки, произведенные монастырским секретарем Жозефиной Форестье (Josephine Forestier). Не является тайной и тот факт, что до самой смерти в 35-летнем возрасте (1879) юную визионерку Марию Бернарду постоянно пресле­довали различными допросами и выяснениями, не в состоянии до конца согласиться с буквальным смыслом слов Девы Марии. В связи с этим можно предположить, что письмо Бернадетт, написанное в Невере 17 декабря 1876 года и претерпевшее четыре редакции, по всей ви­димости, заканчивается отнюдь не словами едва грамот­ной, только в монастыре научившейся читать монахини: «Преблагословенная Дева Мария обратит Свой материнский взор на Вас, Святой Отец за то, что Вы объявили Ее непорочной» [15].

    Такая редакция письма не могла не обрадовать Пия IX, пребывавшего в упоении собственной непогрешимостью, но не имевшего истинного представления о цели Лурдских явлений Девы Марии, ставших к тому моменту, благодаря казуистике католических богословов, самым весомым «аргументом» в пользу догмата 1854 года.

     Для общей картины при разговоре о Лурде стоит сказать, что не только Лосский и Мерзлюкин таким по­ложительным образом понимали значение этих событий для христианского Запада. В качестве ценного свидетель­ства для нас интересны и впечатления посетившего Лурд митрополита Евлогия (Георгиевского), который изложил их в своих воспоминаниях «Путь моей жизни», опублико­ванных в 1947 году. По этому поводу он писал: «Посещение Лурда привело меня к убеждению, что действительно это место благодатное, избранное Матерью Божией для благодеяний бедному человеческому роду» [16].

    Рассматривая эти аргументы, можно сделать вывод о том, что Лурдские события идут вразрез с догма­тической политикой Пия IX, отвергшего все то, что еще оставалось «наиболее здорового в богословском преда­нии отделившегося Запада» [17] , при этом необходимо отметить, что, помимо Лурда и Ла Салетт, в понтификат Пия IX произошло еще три признанные только Римско- Католической Церковью явления Девы Марии, так или иначе связанные с темой непорочного зачатия, однако по данным cобытиям православное богословие еще не выразило своего определенного мнения (2).

    Исходя из вышесказанного, православному читателю должно быть понятно, что превращение римского католи­цизма в мариано-христианство, в котором почитание Бого­матери приобрело поистине гипертрофированные формы, во многом является «заслугой» Пия IX, проложившего, по мнению святителя Иоанна (Максимовича), широкую дорогу для дальнейших вероучительных искажений, т.к. основная проблема догмата о непорочном зачатии состоит не в нем самом, а в последствиях его провозглашения, что и было доказано временем [18].

    Именно догматическое властвование Пия IX, как писал другой отечественный богослов протоиерей С. Булгаков, предвосхитило в даль­нейшем провозглашение следующего, совершенно анти­христианского положения о папской непогрешимости [19].

    С этим можно абсолютно согласиться. Подобный тон рассуждения можно встретить и у иностранных авторов. Так, немецкий церковный историк Август Хаслер констатировал: «Уже в 1854 году Пий IX осмелился из собственного всевластия провозгласить учение о непорочном зачатии <…> Этим он эффектно продемонстрировал собственную “непогрешимость”. Поскольку протест фактически отсутствовал, он мог теперь считать, что Церковь будет идти в этом направлении и дальше» [20]. Таким образом, безропотное признание Римско-Католической Церковью нового догмата утвердило Пия IX в безошибочности своего учительства, придав этому папе решимость в дальнейшем продвижении своих амбиций, что привело к весьма плачевным последствиям как для католицизма, так и для межхристианского диалога.

    Однако совершенно очевидно, какой огромный вес придавался и придается этой доктрине в католической среде (3) несмотря на обилие критики и полное понимание Западной Церковью того, что учение о непорочном зачатии является одним из препятствий к сближению и церковному единству Востока и Запада. Проявляя в данном вопросе несомненное упорство, Римская Церковь не пожелала сформулировать приемлемую формулировку этого учения на Втором Ватиканском Соборе, который вполне мог бы стать прекрасной возможностью это сделать. Данный факт является ярким доказательством истинности прогнозов о том, что Римско-Католическая Церковь, ставшая благодаря папским амбициям жертвой собственных заблуждений, зашла настолько далеко, что в данное время не представляется никакой возможности самостоятельно справиться с последствиями лжеименного разума (1 Тим. 4:20) папы-реформатора.

Литература

  1. Энциклика Ubi primum. http://www.ewtn.com/library/encyc/ p9ubipr2.htm
  2. Fabrizio Cannone. Il papa scomodo. Storia & retroscena della beatificazione di Pio IX. Milano: Edizioni Ares. 2012. С. 42–43.
  3. Il Pio IX naskosto. Esempio di preghiera, umilta e carita. Camerata Picena: Copyright, 2000. С.27.
  4. Карсавин Л.П. Католичество. http://fanread.ru/book/7988540
  5. Взгляд православного на новый догмат Римской Церкви о непорочном зачатии Пресвятой Девы Марии // Христианское чтение, 1857. Т.2. С.4.
  6. Иустин (Попович), прп. Краткий обзор и критика римско-католического учения о непорочном зачатии Святой Девы Марии. Собр. соч. Т.2. Догматика Православной Церкви. http://azbyka. ru/otechnik/?Iustin_Popovich/sobranija-tvorenij-tom2=14_1
  7. Мерзлюкин А.С. О католическом догмате 1854 г. Париж, 1960. С.14.
  8. Иоанн (Максимович), свт. Как святая Православная Церковь чтила и чтит Божию Матерь. http://azbyka.ru/otechnik/?Ioann_ Maksimovich/kak-svjataja-pravoslavnaja-tserkov-chtila-i-chtit-bozhiju-mater
  9. The dogma of the Immaculate conception. The Vatican secret archives.VdH Books, 2009. С.200.
  10. Афанасий (Евтич), еп. Учение о Пресвятой Богородице у святого Иоанна Дамаскина. http://lib.pravmir.ru/library/ readbook/165
  11. Булла «Ineffabilis Deus» папы Пия IX (08.12.1854 г.) // Христианское вероучение. Догматические тексты учительства Церкви (III–XX вв.): СПб.: Изд-во св. Петра, 2002 г. С. 229.
  12. Лосский В.Н. Догмат о непорочном зачатии. http://www. odinblago.ru/lossky_neporochnoe_z
  13. Там же.
  14. Мерзлюкин А.С. О католическом догмате 1854 г. Париж, 1960. С.46.
  15. Letter of sr. Bernadette to Pius IX. The Vatican secret archives. VdH Books, 2009. С.87–88.
  16. Мерзлюкин А.С. О католическом догмате 1854 г. С.47.
  17. Лосский В.Н. Догмат о непорочном зачатии. http://www. odinblago.ru/lossky_neporochnoe_z
  18. Иоанн (Максимович), свт. Как святая Православная Церковь чтила и чтит Божию Матерь. http://azbyka.ru/otechnik/?Ioann_ Maksimovich/kak-svjataja-pravoslavnaja-tserkov-chtila-i-chtit-bozhiju-mater
  19. Булгаков Сергий, прот. Купина неопалимая. Опыт догма­тического истолкования некоторых черт в православном почи­тании Богоматери. Католический догмат непорочного зачатия Богоматери. http://www.odinblago.ru/kupina/3
  20. Hasler August Bernhard. Wie der Papst unfehlbar wurde. Macht und Ohnmacht eines Dogmas. Zürich, 1981. С. 17.

Примечания

    1. Город Лурд в юго-западной Франции, недалеко от границы с Испанией, получил широкую известность благодаря 18 явлениям Девы Марии, тяжело больной 14-летней жительнице этого города Бернадетт Субиру с 11 февраля по 16 июля 1858 г. Эти явления происходили в каменном гроте Массабель на берегу горной реки Гав. Во время девятого явления (25 февраля) на глазах у множества свидетелей (около 500 человек) в гроте забил источник, сразу прославившийся большим количеством исцелений безнадежных больных. На данный момент официальная статистика РКЦ говорит о 6500 таких случаев.

    Самое интересное с позиции темы явление Богородицы произошло в праздник Благовещения (25 марта), когда на четырехкратную просьбу Бернадетт назвать себя Дева Мария «надевает Свои четки на правое запястье и протягивая руки, соединяет ладони на высоте груди и, наконец, устремив взгляд к небу, произносит: “Я есть непорочное зачатие”». По самым приблизительным подсчетам, ежегодно Лурд посещает от 5 до 8 миллионов паломников, в том числе страдающих различными заболеваниями, для которых несколькими религиозными организациями (преимущественно Мальтийским орденом) устроена хорошо организованная инфраструктура социальной помощи.

    2. Помимо явлений Богородицы в Ла Салетт и в Лурде, в ночь на 17 января 1871 г. в небольшом селении Понтмен во французском кантоне Майен во время франко-прусской войны Дева Мария, как гласит официальная версия, одновременно явилась двум братьям — 12-летнему Эжену и 10-летнему Жозефу Барбадэт в образе улыбающейся «прекрасной дамы в звездном платье». После признания явления Римско-Католической Церковью это место отдали на попечение ордену Облатов Непорочной Девы Марии. Этот орден превратил Понтмен в одно из мест культа непорочного зачатия, как и в случае с Лурдом. Следующее явление Девы Марии произошло в ночь с 14 на 15 февраля 1876 г. в селении Pellevoisin, опять во Франции, но на этот раз уже не детям, а 33-летней умирающей от туберкулеза Эстелле Фагет. Череда из 15 явления Богоматери, по свидетельству уже исцелившейся от своей тяжелой болезни визионерки, закончилась в католический праздник непорочного зачатия Девы Марии (8 декабря).

     Последние явления Богоматери в понтификат Пия IX, как сообщает официальная католическая традиция, произошли уже в Польше, в местечке Гетжвальд в 200 км от Ольштина с 27 июня по 16 сентября 1877 г. двум девочкам — Юстыне Шафрыньской и Барбаре Самульовской. Как и в случае с Бернадетт Субиру, Дева Мария говорила с детьми на местном (польском) языке, тогда запрещенном на оккупированной Пруссией польской территории. Это было время, когда Польша не существовала как отдельное государство. Как видно из описания, данные явления весьма похожи друг на друга.

    3. Для наглядного примера можно привести длинный перечень католических приходов на территории Российской Федерации, посвященных непорочному зачатию Девы Марии. Храмы с таким посвящением находятся в Москве (кафедральный собор), Кемерово, Рязани, Орле, Пензе, Хабаровске, Челябинске, Новосибирске, Перми, Смоленске, Ялте, Октябрьском (Люберцы) и в других российских городах. В настоящее время церковь «Непорочного зачатия» построена в Баку. 8 декабря 2012 г. архиепископ Паоло Пецци в праздник Непорочного зачатия посвятил архиепархию Божией Матери в Москве Пресвятой Богородице.

Оставить комментарий